Неприятные первоначальные ощущения при учебе

На первом этапе знакомства «чужой» язык кажется не просто неудобным, а «идиотским», и в последующем надо сделать усилие, чтобы преодолеть антипатию. Юмористы частенько шутят на эту тему.

убило интерес к учебе

 

Интерес к учебе как убило

На одном из моих семинаров в Риге (2010) его участница Ольга рассказывала, как в момент ее первого подступа к немецкому языку она встретила где-то фразу Марка Твена: «Жизнь слишком коротка, чтобы учить немецкий язык». (Он же сравнивал немецкие слова с рельсами за необычайную длину некоторых из них: «Некоторые немецкие слова настолько длинны, что их можно наблюдать в перспективе. Когда смотришь вдоль такого слова, оно сужается к концу, как рельсы железнодорожного пути».) Эта фраза так подействовала на ее неокрепшее сознание, что ее интерес к учебе «как убило». И по прошествии лет слова писателя в ней сидели, как шпилька в мозгу, мешая изучать немецкий язык. В сеансе саморегуляции по методу психокатализа Ольга удалила эту шпильку из головы и пропиталась светом более спокойного и естественного отношения к изучаемому языку. Она вновь осознала его ценность и своеобразную красоту, независимо от того, что о нем говорил Марк Твен. Тем более что сам Марк Твен все же выучил этот язык, хоть обшучивал его.

Переработка первых впечатлений, освобождение от досужих мнений, отбивающих охоту учиться, — один из компонентов нашей работы.

 

Напряжения и комплексы, приобретенные на раннем этапе учебы

Знаний мало — напряжений много — это закон психической жизни. Логика организма здесь такая: не знаю, что делать, может, хоть выброс энергии спасет? Это сугубо инстинктивная реакция. Но ведь эта энергетическая мобилизация взамен нехватки опыта не слишком спасает! Человек напрасно «парится». Все, к чему приводят траты сил, — усталость, выгорание. К концу занятия или эпизода общения на языке новички нередко говорят: «Чувствую себя как выжатый лимон». Только самые стойкие выдерживают испытание, большинство же всеми правдами и неправдами стремится уйти от повторения неприятных переживаний.

И даже последующее повышение языковой компетентности, упорные тренировки не всегда избавляют от первичного напряжения. Это касается не только освоения языка, но любых других сфер деятельности, где человек совершенствуется, например спорта.

Освобождение от старых блоков требует специальной работы. Пусть приводимый случай послужит своего рода увертюрой к последующей практике.

 

Юная теннисистка

Женя — замечательная юная теннисистка. Ей 10 лет, но она уже 5 лет занимается спортом. На тренировках она играет просто превосходно, но что же с ней делается на соревнованиях? Она расстраивается от первой ошибки, боится попасть в аут, сдает решающие моменты встречи.

Я спросил, есть ли у нее знание, как побеждать в теннисе и где находится опыт успешной игры.

— В голове как будто свет, — отвечает Женя.

А где же то, что включается во время соревнований и блокирует навыки?

— В груди — камень с кулак.

Что это за «камень»? Скорее всего, эта тревога возникла у нее не сегодня, а в тот период, когда Женя только осваивала игру. Но ведь сейчас она уже опытная!

Женя с легкостью согласилась с тем, что знанию, накопленному за годы тренировок, надо дать ход, чтобы оно разлилось по телу, а камень пусть растворится. Она пронаблюдала и то и другое.
Знание разошлось светом по телу, а камень превратился в потоки тепла, которые распределились по телу — в первую очередь, по рукам, а затем и по другим частям тела. Точка, остававшаяся на месте бывшего камня, тоже рассосалась.

Затем я спросил: «Может, был такой момент на тренировке, когда ты ошиблась и испугалась?»

Да, такой эпизод был. «Где остаточные ощущения, с этим связанные?» В животе обнаружилось черное облако. Именно в такой форме люди нередко обнаруживают в себе последствия испуга, если обращаются к внутренним ощущениям. Женя пронаблюдала, как черный дым улетел по образовавшейся трубе через верх головы. Подобного рода ощущения характерны при исцелении от испуга. Внутри стало чисто. Женя дополнительно успокоилась и расслабилась. Теперь она представила, как во время соревнований спокойно, как истинный мастер, реализует все то, чему научилась за время тренировок.

Последнее, что потребовало внимания в работе с Женей, — это ощущение груза на плечах, на которое она пожаловалась. Будто там кирпичи. В такой форме у людей выражается чувство повышенной ответственности.

— Чья ноша? Своя собственная или чужая? — спрашиваю ее.
— Собственная! — отвечает Женя.

Это нагрузки, которые она испытывает, но сдюжить их — в ее интересах, несмотря на то, что они кажутся неприятными. Она наблюдает, как тяжесть впитывается в тело. Женя расправляет плечи, встает ровнее. Она как будто повзрослела.

Вся работа заняла около двадцати минут.

С этих пор Женя заиграла гораздо раскованнее и увереннее. Подобную работу я проводил со спортсменами разного уровня подготовки. Даже профессионалам высокого ранга требуется аналогичная проработка состояния: распределение опыта по организму, освобождение от напряжений и последствий психологических травм, полученных в ходе тренировок или соревнований.

Даже после единичной процедуры обновления состояния спортсмены обретают гораздо большую психологическую устойчивость. Это становится залогом новых успехов. Приятно узнавать, что через один-два-три месяца эти люди значительно улучшают свои результаты и становятся чемпионами.

Что-то подобное нам надо будет проделать и с языковой компетентностью: ее утвердить; остаточные от ученического периода напряжения — растворить; испуги — удалить.
Испуг — это вариант информационной травмы, который может вызвать фобию. Устранение испугов, растворение напряжений обязательны, если вы хотите устранить «языковой барьер».